Գլխավոր Uncategorized “Бедный” мальчик из Парижской консерватории: как Мишель Легран нашел свой голос

“Бедный” мальчик из Парижской консерватории: как Мишель Легран нашел свой голос

9
0

Мишель Легран

Бывают потери, которые называются безнадежным словом – “невосполнимые”. И с человеком не был знаком лично, и даже за всю жизнь не прошли мимо друг друга на улице, а уходит человек, и тут понимаешь, что он всегда был рядом и вокруг. Так было, когда ушел Азнавур, так сейчас, когда – Легран.

Три “Оскара” и тринадцать номинаций, одна премия BAFTA и три номинации, один “Золотой глобус” и опять тринадцать номинаций, пять “Грэмми” и две “Пальмовые ветви” — и, пожалуй достаточно о титулах, премиях и званиях.

Лучше просто помолчать под музыку из “Шербурских зонтиков” — когда вышел этот фильм, казалось, что ничего лучше быть не может. И так с Леграном было всегда – что бы он ни сочинил, это казалось вершиной, которую не превзойти.

Что “Оскары”… Мишель, сын композитора, дирижера и руководителя оркестра Раймона Леграна и пианистки Марсель Тер-Микаэлян, считал “Оскар” куском лести со сладким вкусом успеха, который не делает композитора лучше или хуже, ведь достоинства и недостатки остаются неизменными.

Кстати, дед Леграна, Саркис Тер-Микаэлян – выходец из Западной Армении, а будущий маэстро около 10 лет прожил именно с дедом.

“В 1915 году дед бежал от Геноцида во Францию. Он был настоящим армянином: эмоциональным, страстным, щедрым. Иногда по воскресеньям он водил меня в армянскую церковь, что на улице Жана Гужона”.

Дед, вспоминал Легран, играл на сазе и уде, и даже и пытался научить внука. Впервые в Ереван Легран приехал только в 2004 году – нужно было отрепетировать номер с Шарлем – и здесь ему подарили дудук.

Потом Легран приезжал на историческую родину еще трижды – в 2009 году по приглашению Государственного молодежного оркестра Армении под управлением Сергея Смбатяна. И в позапрошлом уже 2017 – этот визит оказался последним.

Великий экспериментатор, слушающий только свои чувства и лишь им доверяющий, он не признавал того, что шаблонно называют “профессиональным ростом”. Легран считал, что хорошая музыка рождается лишь при условии, что композитор всегда остается начинающим, ребенком, жадно постигающим окружающий мир, пропуская его через себя, не зашоренного канонами и стереотипами.

“Ненавижу стремление к цели, к результатам, лимиты. Я художник, а не политик. Меня мотивирует сама жизнь, богатство и разнообразие всех видов музыки. Очень важно не забывать оставаться “начинающим”. Самые главные стимулы в жизни дает время, когда ты делаешь открытия, когда учишься. Надеюсь, что никогда не стану кем-то, игру которого люди будут холодно описывать как “очень профессиональную”.

Полвека и еще пять лет назад, в 1964, Легран вдруг решил самолично исполнять песни на свою же музыку. Чувствовал, что не хватает чего-то, поискал там и здесь, и нашел собственный голос. Вот теперь все встало на свои места.

“Идея была в том, чтобы просто дать себе попробовать это, а также для того, чтобы преодолеть застенчивость. После нескольких лет музицирования на сцене спиной к зрителю, я решил поступить наоборот – повернуться и столкнуться со зрителем взглядом”.

Леграну было 10 лет, когда он впервые пришел в Парижскую консерваторию, пришел, чтобы понять, насколько бедными были прожитые им до этого дня годы.

“До этого дня детство было плоским и несчастным. Жизнь вращалась вокруг старого пианино, и я был очень одинок. Внезапно, когда я присоединился к теории музыки в классе Люсетта Десавье, я обнаружил мир, который принадлежал мне, людей, которые говорили на одном со мной языке. Жизнь стала захватывающей”.

Легран не дожил месяца до своего 87 дня рождения. Он так и жил – захватывающе, до последнего дня он выступал на лучших сценах мира, сочинял и записывал, и так было всегда, всю жизнь, семь с лишним творческих десятилетий.

А иначе ведь невозможно, иначе не сотворить The Windmills of Your Mind.